Андрей Кортунов. Счи­тать Турцию пособником терроризма в то время, когда в Анкаре и в Стамбуле гремят взрывы, было бы некоррек­тно

04 May 2016

Андрей Кортунов - К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

– Андрей Вадимович, терроризм и экстремизм - это общая угроза для России и Турции. Но достаточно ли этого обстоятельства, чтобы сегодня объединить усилия? Никогда со времён Первой мировой войны отношения России и Турции не были так далеки от нормальных, цивилизованных. Не так ли?

– У нас с турецкими коллегами несколько лет назад сложилась неплохая традиция. Ежегодно, обычно в дни новогодних каникул, мы собирались в Анталье, обсуждали назревшие международные вопросы. Планировалась такая встреча и в этом году. Но по понятным причинам она сорвалась. И тогда было решено изменить формат встречи и провести её на нейтральной площадке. Алматы – прекрасное место для этого. Тем более, что появилась возможность поговорить не только о двусторонних отношениях, но и о положении на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, да и в Евразии в целом. Мы обсудили евразийскую интеграцию, создание транспортных коридоров, противостояние террористической угрозе и так далее. 

– Во многом благодаря стараниям СМИ создан, мягко говоря, не слишком позитивный имидж Турции. Эта страна поддерживает террористов из ИГИЛ, торгует с ними нефтью, способствует безумному потоку нелегальных мигрантов в Европу. Как с этим быть?

– Надо отличать политический анализ от пропаганды. Во время острого кризиса, когда эмоции зашкаливают, порой делаются заявления, которых можно было бы избежать. Это касается всех участников конфликта. Мы, эксперты, исходим из того, что Турция имеет свой интерес в борьбе с террористами. Считать её пособником терроризма в то время, когда в Анкаре и в Стамбуле гремят взрывы, было бы некорректно. Да, у нас не во всём совпадают взгляды на эту острейшую проблему. У нас разные точки зрения по поводу природы этого зловещего явления. Известно, что какие-то операции террористы ведут с территории Турции. Сирийско-турецкая граница, увы, не является преградой для боевиков. Но с другой стороны у турецких коллег есть претензии к России. Они считают, что наша поддержка сирийских курдов косвенно (а с точки зрения многих турецких политиков – и напрямую) способствует усилению радикального крыла Рабочей партии Курдистана. С этим надо разбираться, желательно в конструктивном ключе, пытаясь найти «развязки».

– Вы упомянули курдов. На одной из встреч министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри глава российской дипломатии обмолвился о том, что сегодня ситуацию на Ближнем Востоке невозможно решить без участия представителей этого этноса. Означает ли это, что в конечном итоге на карте мира появится самостоятельная Республика Курдистан? Ваша позиция по этому вопросу

– Моё личное мнение: рано или поздно на Ближнем Востоке возникнет какая-то форма курдской государственности. Поскольку это большой народ и серьёзная политическая и военная сила в этом регионе. Ближний Восток сейчас проходит весьма серьёзную трансформацию, трудно вообразить, что курдам будет легко отказать в праве на собственное государство – в том или ином варианте. С другой стороны, чем меньше мы будем дробить политическую карту Ближнего Востока, тем лучше. Если этот процесс дробления запустить, непонятно, где он закончится. Конфессиональная и этническая структура здесь очень сложная. Можно зайти слишком далеко. Вполне допустимы переходные формы, например, широкая курдская автономия. Давайте посмотрим на Ирак. Да, это единая страна, но иракские курды добились серьёзной автономии. Я думаю, что для курдов соседних стран (Иран, Сирия, Турция) это программа-минимум, модель, к которой они будут стремиться. Что из этого в итоге получится, сказать трудно. Какой же выход? Мне кажется, что мы должны работать над созданием системы коллективной безопасности региона, которая бы предусматривала широкие права для национальных меньшинств. А это не только курды. Острейшие проблемы у друзов, езидов, христиан. Порой у них положение дел ещё хуже, чем у курдов. Мы видим, какой отток населения идёт из этого региона. В значительной мере это представители национальных меньшинств. Систематические нарушения прав человека ставят под вопрос будущее Ближнего Востока – и в экономическом, и социальном плане. И в плане безопасности тоже.

– Европа пытается приостановить поток беженцев за счёт финансирования Турции. Пресловутые три миллиарда евро – достаточное средство, чтобы остановить и успокоить бегущих людей?

– В какой-то мере – да. Можно попытаться поставить новые заслоны, чтобы остановить на какое-то время людей. Но решить проблему беженцев только с помощью финансовых вливаний нельзя. (Наш разговор состоялся до того, как в прессе появились сообщения о том, что турецкие пограничники расстреляли группу беженцев. В том числе женщин и детей – прим. ред.). Во-первых, эта проблема напрямую зависит от общей ситуации в регионе. Между тем, многие эксперты считают, что Ближний Восток вступил в длительную фазу политической нестабильности. Сейчас многие даже поговаривают о «ближневосточной тридцатилетней войне». Во-вторых, представим, что Турция закрыла границу с Евросоюзом. Но есть и другие маршруты беженцев. Через Западное Средиземноморье, страны Магриба и так далее. Хотя путь через Турцию, что называется, посуху, самый реальный и короткий. Беженцы – это как вода. Поставишь плотину, они найдут другие пути. Возможно, даже через Украину и Восточную Европу. Есть и третье обстоятельство. Представим, что через какое-то время регион успокоится. Но ведь существует колоссальный разрыв между Ближним Востоком и Европейским союзом. Я имею в виду доступ к образованию, социальному обеспечению, медицине. Если посмотреть, на структуру миграции по странам исхода в последние шесть месяцев, то мы увидим: Ближним Востоком дело не ограничивается. Он потянул за собой страны Африки – вплоть до Нигерии, а также Афганистан и Пакистан. До тех пор, пока не будут найдены разумные модели развития этих государств, которые бы открывали экономические возможности и социальные лифты, давление на Европу сохранится. Необходимо создавать эффективные международные программы помощи. Следует активизировать частно-государственное партнёрство. Надо перестраивать систему образования и медицинского обслуживания. То есть, надо вытаскивать Ближний Восток всем миром, иначе весь мир заплатит слишком высокую цену за сохраняющуюся социальную нестабильность в регионе. Взрывы и расстрелы в Париже и в Брюсселе это уже показали.

– Пресса отмечала: в клинче сошлись два авторитарных лидера…

– Насчет сравнения двух авторитаризмов можно поспорить. Но о том, что во главе двух государств сейчас две яркие харизматичные личности, никто спорить не будет. И тот факт, что долгое время они были если не друзьями, то очень близкими партнёрами, только подливает масла в огонь. И усугубляет конфликт. Поэтому по логике вещей они должны аппелировать к политикам, которых они оба уважают. Президент Назарбаев – один из них. И он, как мне кажется, может способствовать диалогу между Россией и Турцией. У нас существовал целый блок контактов с Турцией. Как нам казалось, нерушимых. В экономике, в науке, бизнесе. Сегодня мы отброшены назад. И мы пытаемся порой пересмотреть даже свои базовые представления о евразийской интеграции, которые ещё недавно включали и турецкое измерение. Вопрос болезненный, но его надо решать. В том числе и силами экспертного сообщества

Интервью впервые было опубликовано в газете "Весь мир".

May 13
Делегация российских учёных посетила КНР

С 4 по 8 мая 2017 г. делегация российских ученых по приглашению китайских партне ...

Apr 26
МИРНаС принял участие в Uniagents Annual Summit 2017 в Дели

Международный институт развития научного сотрудничества (МИРНаС) принял участие ...

Apr 04
V Международная встреча интеллектуалов

30 марта 2017 года в г. Москва в здании Фонда поддержки публичной дипломатии А.М ...

Feb 22
Панельная дискуссия "Турция и Ближний Восток"

Во вторник, 21 февраля в пресс-центре «МК» состоялась панельная диск ...

Наши партнеры

Президиум

Profesor Name
Пономарева Елена Георгиевна

Президент Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Российский политолог, историк, публицист. Доктор политических наук, профессор МГИМО

Profesor Name
Ариф Асалыоглу

Генеральный директор Международного Института Развития Научного Сотрудничества

Profesor Name
Мейер Михаил Серафимович

Научный руководитель Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук. Профессор

Profesor Name
Наумкин Виталий Вячеславович

Председатель Попечительского совета Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН. Директор Института востоковедения РАН. Член научного совета Российского совета по международным делам.

Profesor Name
Мирзеханов Велихан Салманханович

Заместитель Председателя Попечительского совета Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук. Профессор кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ, профессор факультета глобальных процессов МГУ им. М.В. Ломоносова.

Встреча российских и турецких молодых интеллектуалов