Ариф Асалыоглу. Факторы радикализации Ближнего Востока

11 Apr 2016

Ариф Асалыоглу - Генеральный Директор Международного института развития научного сотрудничества (МИРНаС)

Растущая радикализация - одна из реальных угроз для Запада, и по этому вопросу сформировалось глобальное понимание. Радикализация тем не менее хоть и демонстрируется как угроза Западу, несет больше разрушительного влияния региону, откуда она берет начало, по сравнению с регионами, куда она распространяется.

Упадок Ближнего Востока, зажатого в клешнях радикализма, сопровождается укреплением ИГИЛ, появившегося в Ираке и распространившегося сначала в Сирии, а затем и в странах Запада. Корни этого упадка уходят далеко в прошлое, но искать причину страданий, испытываемых людьми на Ближнем Востоке, только в них самих не приведет к чему-либо кроме упущения первопричин угроз, с которыми столкнулось современное человечество. Ближний Восток, да и вообще вся Африка, последние 70 лет живут в атмосфере эксплуатации, принуждения, рабства, бедности, невежества, несправедливости, унижения и, самое главное, отчаяния. Конечно же, организации, злоупотребляющие этой несправедливостью, подобные ИГИЛ, не облегчат страдания жителей региона. Но невозможно предотвратить появление новых ИГИЛов, если человечество будет продолжать закрывать глаза на такие невыносимые условия.

В наши дни, когда можно проследить за каждым шагом человека, было бы наивно полагать, что террористические организации и крупные теракты могут иметь место без ведома государств, сил и служб разведки. Сегодня терроризм используется для достижения больших целей в странах, регионах и в мире, и в случае если против страны или региона планируется операция, приводятся в действие террористические организации, сформированные на их территории, а дальше следует силовое вмешательство в эти движения, страны или регионы, терроризм выступает в качестве «законного» основания для такого вмешательства.

Пока международное сообщество будет продолжать рассматривать эту несправедливость как результат краха политики арабских и африканских лидеров, пока будет затягивать с устранением первопричины проблемы, не нужно быть большим политиком или политологом, чтобы спрогнозировать будущее, где массы, обреченные на вечную бедность, будут бессознательно идти за любыми деспотами, которые предлагают другой образ жизни, вплоть до шоковой терапии. Вопрос радикализма нужно рассматривать в контексте структурных проблем региона и местных жителей. Таким образом, укрепляющийся и распространяющийся радикализм следует изучать в связке с политической и социальной несправедливостью и давлением, ориентированной на собственную выгоду политикой Запада, социальными аномалиями, политическими амбициями и недальновидностью, теологическими искажениями и невежеством. С другой стороны, помимо регионального аспекта проблемы, нужно отметить глобальный аспект.

Факторы возникновения радикализма

На данный момент радикальные организации, возникшие однажды на этнической и религиозной почве на географически сравнительно близких к нам территориях, укрепились до такой степени, что уже не могут быть проигнорированы, и располагают значительной социальной базой. Радикализм, являющийся сочетанием ненависти, гнева и чувства мести, а в региональном контексте - невежеством, беспомощностью и отсутствием самореализации, никогда ранее не был столь влиятельным и не находил столько приверженцев в сердце исламского мира - Ближнем Востоке. Растущая проблема радикализации в регионе хоть и приняла четкие очертания с началом арабских революций, было бы ошибочным искать ее причины только в текущих событиях. Радикализм - давняя хроническая проблема региона. Таким образом, радикализация началась в прошлом, а сегодня мы имеем дело с очередной ее волной.

Рассмотрим факторы возникновения радикализма:

Исторические предпосылки

- Провал светских движений в государствах Ближнего Востока и арабских странах привел к распространению убеждения, согласно которому успех в таких больных темах, как палестинский вопрос, возможен только благодаря усилиям религиозных движений.

- Обстановка нарастающего кризиса 1967 года вкупе с нерешенностью палестинской проблемы поспособствовали распространению религиозной пропаганды, и активность исламистских групп заметно возросла. Исламская революция в Иране, произошедшая в 1979 году, - еще один фактор, вызвавший повышение влияния исламистского популизма в регионе.

- Гражданские войны в Ливане 1970-х и 1980-х годов ускорили движение в сторону радикализма. После вторжения Израиля в 1982 году Ливан стал центром укрепления радикальных течений.

- События, происходившие в 1990-х годах на Балканах, особенно в Боснии и Герцеговине, столкнули широкие массы общества в тупик радикализма.

- Вторжения в Афганистан и Ирак на волне терактов 11 сентября стали еще одной причиной укрепления радикализма. На фоне религиозных конфликтов в постсаддамовском Ираке так и не был установлен государственный порядок и это сделало страну благодатной почвой для появления радикальных группировок. Таким образом, этот новый период оказался первым периодом, когда радикальные террористические организации стали причиной геополитических изменений на Ближнем Востоке.

- Успех контрреволюционных сил после начала народных волнений в 2011 году породил новую волну радикализации. Те явления, что мы наблюдали раньше в Палестине, Афганистане, Боснии, Кашмире, можно увидеть сейчас в Тунисе, Египте, Ираке, Сирии, странах Персидского залива и Турции - государствах, традиционно считающихся центром исламского мира.

Социально-экономические предпосылки

- В результате проводившейся в 1980-х и 1990-х годах неолиберальной политики ослабло понимание социалистического государства и сократилась его социальная функция. В условиях, когда обещанное государством благоденствие так и не наступило, образовавшаяся пустота была заполнена различными группами. Радикальные организации с похожей на государство социально-экономической структурой имели возможность расширить область влияния в образовавшемся социальном вакууме.

- Модернистская концепция национализма, в какой-то степени потерявшая влияние в достигших постмодернистского уровня развития цивилизованных западных странах, оказывает сильное влияние на ближневосточные этнические группы, для которых не сложились условия для формирования национального государства.

Все больше людей беспокоятся о радикализации в своих странах

- Среди важных причин данной ситуации следует отметить нехватку политического авторитета и уязвимость систем безопасности. В условиях возникшего на Ближнем Востоке вакуума власти либеральные, светские, исламские политические фракции прилагают усилия по укреплению влияния и, по утверждению Альтермана, радикальные группы перенимают опыт других групп и путем применения подобных практик пытаются создать свою собственную социальную среду обитания.

- Подпитывающие друг друга религиозные конфликты, моновластные режимы, использование региональными государствами террористических организаций как элемент внешней политики, травмы от ближневосточной политики США и стран Запада, диаметрально противоположные позиции Ирана и Саудовской Аравии при и без того низком уровне сотрудничества региональных акторов препятствуют выработке общей политики противодействия радикализации.

- Исламские политические движения, на протяжении многих лет не имевшие возможности проявлять политическую активность, после арабских восстаний пришли к власти в обширном географическом регионе, но эти группы не оправдали ожиданий. Возникшее впоследствии разочарование подготовило почву для дальнейшего укрепления радикалов.

- Как правило, в ряды ИГИЛ или подобных террористических организаций вступают люди с развитыми религиозными чувствами и невысоким уровнем образования либо молодежь, совершавшая ранее преступления. В основном это молодые люди, открытые к манипулированию, неимеющие прочных познаний в религии, на них выходят через группы крайних салафитов в социальных сетях, предлагают финансовую поддержку и помощь с бракосочетанием.

- В Европе ИГИЛ больше притягивает молодежь, переживающую кризис идентичности. Следует подчеркнуть, что движения салафитов имеют большое влияние на национальные меньшинства в Европе. Переживающие кризис идентичности представители мусульманских меньшинств (в Англии, Франции, Бельгии и др.), жители стран, где в течение длительного времени ислам находился под давлением, и вновь вступившие в группы салафитов энергичные молодые люди (особенно на Балканах) являются основной целевой аудиторией ИГИЛ. Мусульманские общины, не сумевшие интегрироваться в новое общество, подверглись маргинализации. Чувство поражения перед Западом как итог маргинализации становится причиной того, что ИГИЛ и подобные организации становятся предметом гордости.

- В свою очередь, участников из арабского мира привлекают, используя идеологические мотивы. Важную роль в этом отношении играют выступления салафитов и радикальных проповедников, распространяющиеся через Интернет (отсутствует языковой барьер). Деньги стран Персидского залива во главе с Саудовской Аравией и Кувейтом в течение многих лет используются для распространения собственной религиозной идеологии в регионах, где массово проживает мусульманское население. Эта идеология со временем приняла настолько радикально-экстремистский характер, что способна повергнуть в смятение даже своих идеологов. Практическое ее проявление можно увидеть в ненависти и актах насилия, предшествовавших терактам ИГИЛ. Действительно, каждый лабораторный эксперимент по политизации и уходу от истоков ислама выдавал на выходе «Аль-Каиду», ИГИЛ, Боко Харам, Харакат аш-Шабаб и других «франкенштейнов».

- Также следует отметить несостоятельность систем образования стран с наблюдающейся тенденцией радикализации. Проблемы в системе образования повышают популярность радикальных движений. Особенно важно понимать, кем и как дается религиозное образование. В этом контексте вероятность обучения сирийских детей и молодежи, находящихся в Турции, Ливане и Иордании, радикально настроенными преподавателями может сыграть определенную роль в ускорении радикализации.

- Социально-экономические проблемы, наступившие после многих лет, проведенных в состоянии войны и конфликта.

- Несправедливая политика и недостаточность правовых норм.

- Ситуация усугубляется тем, что даже духовные лидеры, получившие широкое признание, обсуждают вопрос радикализации как исключительно религиозный, не учитывая политический, социологический и уголовный аспекты. Эта нехватка стратегического подхода порождает усиление волны насилия и увеличивает масштаб разрушений, а также открывает путь к легкой радикализации людей.

Материал был впервые опубликован в журнале Международная жизнь.

Nov 10
ПАНЕЛЬНАЯ ДИСКУССИЯ «БЛИЖНИЙ ВОСТОК И ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И ТУРЦИИ. БЛИЖНИЙ ВОСТОК: МИРОВЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ СИЛЫ»

В среду, 8 ноября, с 10.30 до 14.00 в пресс-центре газеты «Московский комсомолец ...

May 13
Делегация российских учёных посетила КНР

С 4 по 8 мая 2017 г. делегация российских ученых по приглашению китайских партне ...

Apr 26
МИРНаС принял участие в Uniagents Annual Summit 2017 в Дели

Международный институт развития научного сотрудничества (МИРНаС) принял участие ...

Apr 04
V Международная встреча интеллектуалов

30 марта 2017 года в г. Москва в здании Фонда поддержки публичной дипломатии А.М ...

Feb 22
Панельная дискуссия "Турция и Ближний Восток"

Во вторник, 21 февраля в пресс-центре «МК» состоялась панельная диск ...

Наши партнеры

Президиум

Profesor Name
Пономарева Елена Георгиевна

Президент Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Российский политолог, историк, публицист. Доктор политических наук, профессор МГИМО

Profesor Name
Ариф Асалыоглу

Генеральный директор Международного Института Развития Научного Сотрудничества

Profesor Name
Мейер Михаил Серафимович

Научный руководитель Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук. Профессор

Profesor Name
Наумкин Виталий Вячеславович

Председатель Попечительского совета Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН. Директор Института востоковедения РАН. Член научного совета Российского совета по международным делам.

Profesor Name
Мирзеханов Велихан Салманханович

Заместитель Председателя Попечительского совета Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук. Профессор кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ, профессор факультета глобальных процессов МГУ им. М.В. Ломоносова.

Встреча российских и турецких молодых интеллектуалов