РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ХАОС

29 Nov 2014

На мои вопросы отвечает доктор политических наук, профессор МГИМО-Университета Елена Пономарева

 

– Елена Георгиевна, вы изучаете феномен так называемых цветных революций. В чем их отличие от классических революций?

 

– На самом деле сходство здесь обусловлено только формой, а по содержанию эти понятия сильно различаются. В классических революциях происходила коренная смена системы власти (например, буржуазия оттесняла от власти феодалов). Характерно, что во времена холодной войны революционные движения в других странах поддерживал СССР, а США делали ставку на государственные перевороты, которые чаще всего организовывали руками военных. Затем начинались репрессии против левых движений: аресты, расстрелы, пытки. Происходила приватизация госимущества и резкое имущественное расслоение населения. Самый известный пример – приход к власти генерала Пиночета в Чили. Однако в последнее время США стали делать ставку на «мягкую силу» и «ненасильственное сопротивление», которые подразумевают переход власти от одной элитной группировки к другой с помощью народных восстаний. Главное здесь – не дать действующей власти использовать силу для разгона восставших. Американцы включают весь инструмент давления на руководителей стран и их силовые структуры, чтобы они воздержались от использования жесткой силы. Если же правители не следуют указаниям из Вашингтона, то их убирают уже с помощью военной агрессии, как это произошло в Ливии.

 

Автоматы и снайперы

 

Характерно, что если народные восстания происходят в тех странах, руководство которых устраивает США, то эти волнения жестоко подавляются. Именно поэтому в ходе «арабской весны» сохранили свое положение руководители Саудовской Аравии, Бахрейна, Кувейта и Катара. Вспомним более давние истории, имевшие место в России и Мексике. 3 октября 1993 года, когда десятки тысяч людей с митинга на Октябрьской площади в Москве пошли на прорыв блокады Парламента, то встречавшиеся им пикеты милиции были немногочисленными. Хотя рядом (на соседних улицах и в переулках) находились большие силы милиции, которые не вмешивались в происходящее. Когда колонна пошла через Крымский мост, то путь ей преградил жидкий кордон милиционеров. Но оказалось, что на тротуаре Крымского моста кто-то предусмотрительно разложил куски асфальта, которыми демонстранты стали кидать в милиционеров. Свидетели говорили, что в толпе были люди с пакетами камней и кусков асфальта, которые они раздавали всем желающим. Характерно, что во главе колонны шла группа молодых людей «богатырского телосложения», бесстрашно вступающих в борьбу с милицией и прорывающих кордоны.

 

В 1968 году во время студенческих волнений в Мехико наблюдалась аналогичная ситуация. Здесь полиция тоже явно давала демонстрантам идти только по определенным улицам, а потом среди студентов появлялись какие-то крепкие парни, которые начинали кидать в полицию камни. Причем камни они доставали из мусорных баков и урн, стоящих на улицах Мехико (хотя обычно никаких камней там не было). Зачем это понадобилось? Во-первых, для того, чтобы спровоцировать полицию на агрессивные действия. Во-вторых, чтобы толпа почувствовала свою силу. Чем это закончилось? Итог и в России, и в Мексике абсолютно одинаковый. 3 октября 1993 года толпу безоружных людей привели к зданию телецентра в Останкино, где их безжалостно расстрелял спецназ из автоматов и пулеметов. А 2 октября 1968 года толпу людей собрали на площади в центре Мехико, затем полиция быстро перекрыла все выходы и хладнокровно расстреляла толпу из автоматического оружия.

 

Не секрет, что власти Мексики в то время тесно контактировали со спецслужбами США. Аналогичная ситуация наблюдалась и в России в 1993 году. Кстати, в октябре 1993 года в Москве орудовали неизвестные снайперы, которые стреляли по представителям обеих противоборствующих сторон, в том числе и с крыши американского посольства. Похожую ситуацию мы наблюдали недавно на Украине, но здесь было одно очень существенное отличие. В Киеве США поддерживали не власть, а протестующих против нее людей. Именно поэтому Виктор Янукович боялся применить силу. Итог известен. Правда, трактуют его США и Россия по-разному. По мнению министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, на Украине произошел государственный переворот, а госсекретарь США Джон Керри считает, что восставший народ сверг тирана.

 

Необходимо понимать, что ранее США в результате государственных переворотов приводили к власти своих ставленников, которые осуществляли нужную американцам политику. В ходе «цветных революций» к власти также пришли ставленники США, однако из-за того, что они опирались не на армию и спецслужбы, а на народный протест, удержать власть им оказалось сложно. И вскоре герои «цветных революций» были вынуждены уйти со сцены. Подрыв авторитета власти в ходе таких «революций» объективно ведет к дестабилизации в странах, где они победили, тем более что победители не имеют конструктивной программы вывода страны из кризиса. Всё это прекрасно видно как на Ближнем Востоке, так и на постсоветском пространстве. Очевидно, что американцы делают ставку на создание в мире хаоса. В этом нет ничего удивительного. США – слабеющий мировой лидер, главная задача которого – не допустить появления альтернативного центра силы. Именно поэтому идет дестабилизация ситуации на границах России и на Ближнем Востоке, страны которого могли бы стать союзниками Китая и обеспечить экономический рост этой страны поставками энергоносителей. США сохраняют безусловное лидерство в сфере производства вооружений. Разрастающийся хаос вызывает рост спроса на американское оружие, а также на услуги частных военных компаний из США, которые могут обеспечить безопасность людей и бизнеса.

 

«Арабская весна»

 

– Мне часто приходится слышать о том, что США не имели отношения к «арабской весне», а, наоборот, «проспали» взрыв народного возмущения. В качестве примера приводится Египет, глава которого, Хосни Мубарак, был старым союзником США. Зачем было нужно его менять?

 

– Чтобы создать в регионе хаос. Американцы долго готовили «арабскую весну». После событий 11 сентября 2001 года США мобилизовали огромные финансовые ресурсы и инициировали порядка 350 новых программ в области образования, культуры и информации для продвижения демократии и создания в арабских странах прослойки граждан, ориентированных на ценности и политику США. Все программы были объединены в масштабный проект под названием «Инициатива поддержки партнерства на Ближнем Востоке», который курировал Госдеп США.

 

В ходе реализации этих проектов было апробировано принципиальное новшество. Впервые за 60 лет существования «публичной дипломатии» США изменили целевую аудиторию программ обучения, направленных на распространение принципов либеральной демократии. Теперь вместо действующей элиты, военных и диссидентствующей интеллигенции правительство США стало обучать молодежь до 25 лет и женщин. Кроме этого, Госдеп модифицировал тактику продвижения своего влияния. Вместо поддержки политических режимов и армии Вашингтон стал создавать альтернативные партии, некоммерческие организации, реформировать системы образования.

 

В результате за 10 лет осуществления новой «публичной дипломатии» значительно увеличился процент арабского населения, прошедшего политическое обучение в США и у себя на родине. Если в конце 2000 года тысячи граждан вовлекались в программы обменов или обучения, то уже в 2004–2009 годах – сотни тысяч. Например, только из Египта в 1998 году США пригласили на обучение по программам в области развития демократии около 3,3 тыс. человек, в 2007-м – уже 47,3 тыс., а в 2008-м – 148,7 тыс. человек.

 

Во-вторых, США удалось «обработать» молодежь, представляющую не самые обеспеченные слои общества и лишенную возможности получить образование. Эти группы молодежи имели высокие шансы стать членами террористических группировок. Отучившись в специальных школах по обучению основам демократии и гражданского общества, изучив политические технологии и основы протестного движения, они стали ударным отрядом «демократических преобразований» и лишь ждали часа икс.

 

В-третьих, это целая серия информационных программ. Начиная с 2002 года правительство США создало порядка десяти новых радиостанций и телеканалов. Наиболее известные – «Сава», «Фарда», «Свободный Ирак», «Голос Америки на курдском языке», «Сеть персидских новостей» и др. Большинство из них, как видно из названий, были созданы в странах Ближнего Востока. Самый масштабный – телеканал «Альхурра», который охватывает все страны Северной Африки и Ближнего Востока. Будучи крайне политизированным, «Альхурра» сумел привлечь внимание молодежи такими передачами, как «Час демократии», «Мнения женщин» и т.д.

 

Особое внимание было обращено на подготовку блогер-активистов. Например, только на базе юридической школы Колумбийского университета перед организаторами будущих акций проводили «презентации» ключевые сотрудники из команды Барака Обамы, обеспечивавшие его избрание на пост президента. Еще одной структурой, отвечавшей за подготовку оппозиционеров, был Alliance for Youth Movements, также финансируемый Госдепом США. Кроме того, в разработке сценариев революций и в подготовке оппозиционного ядра принимали непосредственное участие: New America Foundation – соучредитель Global Voices и партнер Google, Центр СМИ и публичной политики Гарвардского института государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди, Беркмановский центр «Интернет и общество» при Гарвардской Школе права, NEXA Center, Оксфордский институт Интернета, Школы права Колумбийского и Йельского университетов и т.д. А те люди, которые говорят, что США «проспали арабскую весну», либо не владеют информацией, либо лгут.

 

– «Арабскую весну» еще называют Twitter-революцией. Почему?

 

– Поскольку телевидение в странах Ближнего Востока находилось под жестким контролем властей, для организации протестов стали использовать социальные сети. Однако роль соцсетей не ограничивается формированием легко управляемой толпы. В странах, переживших «арабскую весну», для привлечения союзников протестующие использовали новые интернет-приложения и мобильные телефоны, перебрасывая ресурсы из киберпространства в городское пространство и обратно. Для посетителей социальных сетей создавалось впечатление, что в протестные действия включились миллионы людей. Однако в действительности количество реально протестующих людей в разы меньше количества протестующих в сети. Достигается это с помощью специальных программ.

 

В частности, за год до «арабской весны», в 2010 году, правительство США заключило договор с компанией HBGary Federal на разработку компьютерной программы, которая сможет создавать многочисленные фиктивные аккаунты в соцсетях для манипулирования общественным мнением и для влияния на него по спорным вопросам, продвигая нужную заказчикам точку зрения. Эта программа также может быть использована для наблюдения за общественным мнением, чтобы находить опасные точки зрения.

 

Еще раньше Военно-воздушные силы США заказали разработку Persona Management Software, которую можно использовать для создания и управления фиктивными аккаунтами на сайтах социальных сетей, чтобы искажать правду и формировать якобы общепринятое мнение по спорным вопросам. «Персонажи», действующие в соцсетях, должны производить впечатление людей, живущих в любой точке мира, которые могут взаимодействовать посредством обычных онлайн-сервисов и сетевых платформ. В июне 2010 года эта программа была запущена.

 

Причина, по которой Twitter можно рассматривать как инструмент «разогрева» общественного мнения, сокрыта в его интерфейсе. Благодаря конструкции этого коммуникативного канала пользователь оказывается в потоке однотипных сообщений, в том числе «закольцованных», повторяющихся при помощи так называемых ретвитов. Кроме того, Twitter формирует деградантный язык «словесных жестов», то есть не способен инициировать сложную деятельность объекта, который оказывается погруженным в систему актуального информирования в режиме нон-стоп.

 

На иных принципах работает Facebook, насчитывающий уже более миллиарда пользователей. В результате «веса» в сети, зависящего от количества друзей, и отбора сообщений по их популярности у пользователя возникает ощущение значимости происходящих событий и мгновенной его включаемости в этот процесс. Более того, создается впечатление, что от его позиции и реакции зависит развитие ситуации. Социальные сети выполняют сегодня не столько роль площадки для общения, сколько детонатора информационного взрыва, они способны распространять данные по всему миру за считанные секунды, ускоряя тем самым ход той или иной операции.

 

Таким образом, «цветные революции» представляют собой комплекс высокотехнологичных приемов, которые используются заинтересованными в политическом перевороте силами в конкретной стране-мишени. Однако всё вышесказанное не означает, что предотвращение переворотов заключается в изоляционизме, «закрытии» страны. Это контрпродуктивная позиция, ведущая к поражению.

 

Противодействие

 

– Что же можно противопоставить «цветной революции»?

 

– Государственная власть, стремящаяся сохранить себя, должна иметь в своем арсенале ряд инструментов, ограничивающих или сводящих к минимуму эффективность манипулятивного воздействия «мягкой власти» страны – заказчика переворота.

 

Прежде всего такими инструментами являются:

 

 образование, определяющее каналы получения информации, а также уровень анализа и критичности; все, кто получил образование или гранты за рубежом, могут рассматриваться как потенциальные носители ценностей страны-спонсора;

 

 идеология, повышающая негативное отношение и критичность к информации из альтернативных источников (при этом понижающая критичность к основному каналу). Например, в Республике Беларусь сохранение внутренней стабильности и наличие иммунитета к политическим переворотам во многом объясняется особым вниманием к идеологии. Во всех госструктурах работают идеологические отделы; Академия управления при Президенте РБ готовит идеологов и т.п.;

 

 социокультурная и религиозная идентичность, защищающая субъект манипулирования по тому же принципу, что и идеология;

 

 социальный и политический опыт.

 

Отдельно можно отметить и косвенные факторы: такие, как образ жизни, принадлежность к той или иной социальной группе, а также факторы, обусловленные общим состоянием политической системы. К ним относятся: доверие и позитивное восприятие власти (легитимность), уровень общественной морали и культуры, социально-экономический уровень жизни в государстве. Главная сила «цветных революций» – молодежь. Именно поэтому с молодежью необходимо работать, у молодых людей должно формироваться четкое представление о своих перспективах. Кроме того, необходимо рассказывать об истинных целях «цветных революций», ведь они несут только разрушение, а не созидание. Жизнь большинства людей в странах, переживших такой опыт, только ухудшается. Яркий пример этого – современная Украина.

 

Беседу вел Сергей Правосудов
Dec 04
Apr 04
VI Международная встреча интеллектуалов в Бишкеке

В понедельник, 2 апреля, в Бишкеке прошла VI Международная встреча интеллектуа ...

Nov 10
ПАНЕЛЬНАЯ ДИСКУССИЯ «БЛИЖНИЙ ВОСТОК И ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И ТУРЦИИ. БЛИЖНИЙ ВОСТОК: МИРОВЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ СИЛЫ»

В среду, 8 ноября, с 10.30 до 14.00 в пресс-центре газеты «Московский комсомолец ...

May 13
Делегация российских учёных посетила КНР

С 4 по 8 мая 2017 г. делегация российских ученых по приглашению китайских партне ...

Apr 26
МИРНаС принял участие в Uniagents Annual Summit 2017 в Дели

Международный институт развития научного сотрудничества (МИРНаС) принял участие ...

Наши партнеры

Президиум

Profesor Name
Пономарева Елена Георгиевна

Президент Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Российский политолог, историк, публицист. Доктор политических наук, профессор МГИМО

Profesor Name
Ариф Асалыоглу

Генеральный директор Международного Института Развития Научного Сотрудничества

Profesor Name
Мейер Михаил Серафимович

Научный руководитель Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук. Профессор

Profesor Name
Наумкин Виталий Вячеславович

Председатель Попечительского совета Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН. Директор Института востоковедения РАН. Член научного совета Российского совета по международным делам.

Profesor Name
Мирзеханов Велихан Салманханович

Заместитель Председателя Попечительского совета Международного Института Развития Научного Сотрудничества
Доктор исторических наук. Профессор кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ, профессор факультета глобальных процессов МГУ им. М.В. Ломоносова.

Встреча российских и турецких молодых интеллектуалов